Кришнабаи

Кришнабаи появилась на свет в 1903 году в индийском городке Хальял в брахманской семье. Когда девочке исполнилось 13 лет, она вышла замуж за благородного молодого человека. Жизнь их протекала благословенно семь лет. За это время у них родилось двое детей. Когда Кришнабаи было двадцать ее муж неожиданно слег и после недолгой болезни скончался. Шокирующее известие о смерти мужа стало ударом для Кришнабаи. Ее не столько поразила сама кончина супруга, так как она уже в то время осознавала преходящую природу человеческого тела, сколько мысль, что она не могла быть рядом с ним в его последние минуты. В результате безутешная печаль и угрызения совести полностью отравили ее жизнь. Досада и печаль, одолевавшие ее, сделали ее видение жизни крайне отвратительным. Она потеряла интерес ко всему и желала встретить свой конец. Никакая доброта извне не могла примирить ее с жизнью, на которую она была обречена. Несмотря на то, что Кришнабаи получила от святого инициацию в мантрам еще до того, как ей исполнилось шестнадцать лет, покой ума не приходил. Из ее полного пренебрежения телом и безразличия к миру было очевидно, что ум ее бушует. Некоторое время она провела у стоп знаменитого Свами. Теперь она безостановочно повторяла имя Бога и стала самозабвенно служить в матхе. Она также получила от Свами инициацию в Шива-мантру.

Контакт с махатмой и постоянное памятование Бога привнесли изменения в ее взгляды на жизнь. С этого времени она более не желала расстаться с телом, но отныне ею овладело одно желание — освободить свой ум от всех земных страстей, чтобы она могла всю свою энергию посвятить служению Богу и человечеству. Одной из ее молитв было: «О Господи, сними с меня тело в усердном служении всему». Во время проживания в матхе она достигла в некоторой мере успокоения, но не получила того совершенного покоя, за который боролась.

Пребывание в матхе преподало ей курс суровой самодисциплины. Ее еда и сон были сведены к минимуму, а джапа продолжалась постоянно.

Спустя время Кришнабаи с друзьями решила пойти на даршан к садху, проживавшему в новом ашраме неподалеку от места их проживания. Даже сейчас она вспоминает, как с приближением к ашраму чувствовала необычайные экстаз и экзальтацию. Она, долгое время не смеявшаяся, не могла сдерживать взрывы смеха, наполненного необъяснимой радостью. В момент вхождения в ашрам она пережила покой и недвижимость ума, незнакомые ей до сих пор. Беседы с садху в последующие дни добавили в избытке внутренней радости и покоя.

Имя садху было Рамдас. Папа Рамдас, по его собственным словам, увидел Кришнабаи как само воплощение света, чистоты и милости. Она выглядела столь светящейся в своем величие, что явилась ему как настоящая богиня на земле.

После ее первого визита в ашрам она стала приходить почти каждый день и молча выполнять все работы по хозяйству. Ее уста непрестанно повторяли Божественное имя Рамы. Ее любовь к Рамдасу была просто неописуемой. Умом она полностью смешала свою жизнь с его и, более того, стремилась посвятить ему всю свою физическую активность, так чтобы быть сонастроенной и объединенной с ним во всех отношениях.

В этот период жизни Кришнабаи сполна натерпелась от злословия и травли. Ее ежедневные визиты в ашрам, располагавшийся за городом в джунглях, подняли бурю возмущения и беспощадного осуждения.

Визиты Кришнабаи в ашрам стали постоянными. В некоторых случаях она могла оставаться в ашраме на ночь. Поскольку травля со стороны общества дошла до презрения и злобы, Кришнабаи все более отстранялась от своих родственников и мира. Теперь в ней наблюдались явные изменения: простая, безыскусная, подобная ребенку натура начала открываться в цельных проявлениях ее жизни. Теперь она звала себя ребенком каждого. Даже своим детям она сказала, что она их дитя. Сентиментальная застенчивость, происходящая из сексуальности, исчезли из ее жизни полностью. Она стала свободной, откровенной и бесстрашной в своих отношениях со всеми и с каждым. Кто бы ее ни видел отмечал на ее лице сияние невинности и чистоты ребенка. Она представала образом самого что ни на есть обаятельного божьего чада. Теперь она жила думая только о Боге и служении Ему. Страх смерти и боль полностью оставили ее, а мнение и осуждение общества не затрагивали.

Вот выдержка из одного из писем Рамдаса того времени, адресованного Кришнабаи:

«…Твоя любовь подобна любви Радхи. Да ты и есть воплощение Радхи. Ты – Мать трех миров. Ты за пределам радости и печали, похвалы и осуждения, рождения и смерти. Приняв форму всей Вселенной, ты вошла в нее и играешь свою удивительную лилу.

Победа тебе всегда! Когда Рамдас был от тебя отделен? Кто есть, чтобы кого-то забыть? Ты есть сама забывчивость, ты есть сама память..»

Дитя Рамдас


Великий поворотный момент, что однажды определяет направление жизни любого из нас, пришел в жизнь Кришнабаи, когда она должна была предложить детям расстаться. Шаг, который она сделала, был без сомнения одним из совершенных поступков отречения и жертвования. Она подготовила свой ум для того, чтобы полностью посвятить свою жизнь служению Богу в человечности. В этот важный момент она позвала своих сыновей, которым в то время было 10 и 12 лет, и сказала: «Смотрите, я собираюсь уйти с целью постичь Бога тем, что буду служить всем». Они умоляли ее не оставлять их. Тогда она позвала их с собой, на что они ответили: «Мы ходим в школу и если мы последуем за тобой, наше образование не будет закончено». «Ваше образование, — ответила она — только для того, чтобы стать способным зарабатывать себе на жизнь, тогда как целью жизни должна быть реализация Бога. Если вы рискнете пойти со мной, какую бы еду я не получала, я разделю ее с вами». К этому они не были готовы.

Она одна вышла из дома, где жили ее сыновья, и одна вошла в огромный внешний мир. Перед тем как уйти от сыновей, Кришнабаи написала письмо знакомой, копию которого послала Рамдасу. Начиналось оно так: «Я направляюсь к Матери. Я решила достичь того места, где он живет, в согласии с тем приказом, который получила от него внутри себя. Я ненавижу просить подаяния, поэтому хочу зарабатывать на жизнь работая служанкой или мести улицы».

Ее целью, как она призналась потом, было посвятить свои свободные часы получению духовных наставлений от Рамдаса, а ночи проводить медитируя в уединении. Она настаивала на том, чтобы Рамдас показал ей путь к реализации Бога в Его безличном и всенаполняющем аспекте — Папином вечном Бытии, как она выражалась. Порой она была столь резкой в своей ревностной настойчивости, что бросала в лицо Рамдасу: «Когда я достигну Высшего Бытия?». В конце концов Рамдас сдался и однажды сказал: «Да, ты получишь Реализацию!». У нее было полное доверие его словам. У нее не было желания иметь видения или сиддхи, и она никогда не желала стать джняни или гуру. Реализация пришла к ней в крайне короткий срок преданного служения Папе Рамдасу, но даже это великое событие ничего не поменяло в ее внешней жизни: по-прежнему до последних дней своей жизни она служила своему гуру, которого видела теперь во всем и в каждом. Она оставила тело в 1989 году в ашраме, где и находится теперь ее самадхи, расположившееся рядом с самадхи Папы Рамдаса, и почитается наравне с ним.

Подробней о жизни Кришнабаи и папы Рамдаса можно будет прочитать уже скоро в готовящихся к печати книгах издательства «Ганга».